Welcome.KG
Flowers.KG E-money.KG Forum.KG Flirt.KG
Добро пожаловать в Кыргызстан!
О Кыргызстане | Экономика | История | Фотогалереи | Охота | Манас | Заповедники | Иссык - Куль
  На главную страницу / Манас / Битвы батыров

Битвы батыров


Мудрость Бакая

Старейший киргизский богатырь Бакай беспокоится о судьбе Манаса и трёх батыров. Внезапно появляется Сыргак. Бакай велит ему скрыть тяжёлое положение батыров и объявить киргизскому войску об угоне коней Конурбая. Одушевлённое этой победой, киргизское войско движется на помощь Манасу.

В марево взоры вперил,
Блистающее вдалеке,
Храбрый Бакай, седой абаке.
Тайное горе гложет его.
Тайная дума тревожит его:
«Сабли, секиры точили у нас.
С Алмамбетом Арстан-Манас
Совещались между собой.
Славный китаец Алмамбет
Сразу же на разведку пошёл.
Спутником был ему Сыргак...
Страшный потом прискакал Чубак,
Стал поносить Манаса тотчас.
Словно лев, разъярился Манас.
Следом за львами помчался,— пропал.
С ними, быть может, в засаду попал?»
Смутен был, неспокоен Бакай.
Старый, опытный воин Бакай!
Скачет туда седой арстан,
Где киргизов кончается стан.
Прискакал к рубежам Бакай.
Смотрит по сторонам Бакай.
Взял он подзорную трубу.
Поверни шестикратно трубу —
Станет она с мужчину длиной.
Тонкая, с блестящей дырой,
Силой своей удивляет она,
Блеском своим убивает она,
Долгий путь сокращает она:
В малый пробег превращает она
Шестидневный трудный путь.
И приставил сразу Бакай
К правому глазу трубу свою,
Незаменимую в бою.
Удлинённый увидел взор
Бесконечные гребни гор.
Пристальней посмотрел абаке —
Тьмы китайцев стоят вдалеке,
За бесконечными гребнями гор.
Необозримый вдали мираж,
Неурядица, гул, ералаш;
Пыль превратила утро во мрак.
Алмамбет, Манас и Чубак
Мучаются в этом аду.
Понадеявшись на себя,
Попали они в беду!
Призадумался старый герой.
Как же быть с такой бедой?
Он поник головою седой...
И тогда, в этот страшный час,
Были они спасены алдой.
Как же бог правоверных спас?
Быстро мчится джигит Сыргак,
На тулпаре летит Сыргак.
Пылью наполнились уши его —
Ничего не слышит Сыргак.
Пылью наполнились очи его —
Ничего не видит Сыргак.
Старый его заметил Бакай.
На пути его встретил Бакай.
Крикнул Бакай — не слышит Сыргак.
Пикой взмахнул — не видит Сыргак,
Даже не обернулся он,
Даже не оглянулся он.
Разозлился старый Бакай,
Разъярился старый Бакай:
«Э, проклятый раб Сыргак!
Стал, видно, духом слаб Сыргак,
Прибыл с важной вестью он.
Не оказал мне чести он,
Мысли жалея для меня,
Слов не имея для меня!»
Злоба хана Бакая зажгла.
Сила в нём большая была.
Славный полководец он.
Серый под ним иноходец: он
Полетел тогда, как стрела...
Оцените Бакая дела!
На своём иноходце летя,
Пику свою в руках вертя,
Он её за железо схватил!
На Сыргака вдруг наскочил
С криком: «Э, мой Сыргак оглох!»
Пикой ударил под самый вздох.
И, ударив его древком,
Закричал на него потом:
«Ну, куда ты гонишь коня?
Разве ты не видишь меня?»
Крепко ударило древко,
Отвечать старику нелегко.
Чуть Сыргак не слетел с коня.
Задержавшись на древке,
Взгляд его дальше, дальше скользит.
Наконец узнал абаке!
Грозный был у Бакая вид...
Оторопел совершенно Сыргак.
Залепетал гиена Сыргак: —
Аба... Аба... Аба... Аба...
Слов не находит, кроме «аба»!
Мелет, и мелет, и мелет: «аба».
Слабо губами шевелит: «аба».
Рассердился твой Бакай,
Плетью хлестнул его по спине:
«Расскажи-ка, проклятый, мне:
Видел, что ль, нашу гибель ты?
С поднятым взором не прибыл ты!
Посмотрите-ка на раба:
Слов не знает, кроме «аба»!
Мысли в разброде у тебя.
Или в походе у тебя
Облик отняли твой людской?
Если находишься ты в толпе —
Люди говорят о тебе:
«Этот — силач, удалец Сыргак,
Этот — великий храбрец Сыргак»...
Видно, врёт людская молва.
Ты, врага завидев едва,
Шепчешь: «Пропала моя голова...»
Эй, опомнись, могучий Сыргак.
Да поведай мне лучше, Сыргак:
Здравствует ли повелитель сейчас,
Твой Проливатель крови Манас?
Двое здравствуют ли храбрецов,
Двое славных его молодцов?
Их дела я узнаю, Сыргак?»
Так отвечал Бакаю Сыргак:
«Этому ты поверь, абаке.
Там остались теперь, абаке,—
Окружены врагом, храбрецы,
Под огнестрельным дождём —храбрецы.
Тьмы секир, и пик, и мечей
Над головами твоих силачей.
Пороховой над ними туман.
В этом пламени и дыму
Мне сказал Алмамбет-арстан:
«Поезжай в правоверный стан.
Обо всём сообщи ему».
Поскакал я тогда, абаке,
Вот и прибыл сюда, абаке,
Вот и весь мой тебе рассказ.
Я не знаю, что с ними сейчас».
Слушает Сыргака Бакай,
Выслушал всю речь его он.
«Юноша опрометчивый он»,—
Про Сыргака подумал Бакай.
Отвечал он Сыргаку так:
«Отрок ты неразумный, Сыргак,
Отнят ум у тебя, Сыргак.
К воинам ты приезжаешь, крича:
«Угрожает киргизам Калча!»
Э, Сыргак, ты разумом плох.
Эдак вызовешь переполох.
Сам поразмысли, буйный Сыргак:
Нынешний друг — завтрашний враг.
Множество ханов дерётся за нас —
Их приневолил драться Манас!
Ждут они случая, чтоб убежать.
Если Китай начнёт побеждать,—
Первым оставит нас Музбурчак!
Скажет он про Манаса тогда:
«Э, послал нам раба алда,
Конурбай победил его,
Весь Китай окружил его,
Гибель нашёл проклятый смельчак!»
Двух коней возьмёт Музбурчак,—
Наше войско покинет тотчас.
Да не просто уйдёт он от нас,—
Всех батыров он разгромит,
Всех батыров искоренит,
Не оставит от них следа,
Будет грабить их города,
Чтобы кровь киргизов лилась,—
Он разрушит в злобе своей
Величиною с ладонь Талас,
Плакать заставит наших детей.
Мало верных друзей у нас!
Вот, к примеру, смешливый Урбю.
Пикнуть не смеет он сейчас!
Но узнает болтливый Урбю,
Что в опасности Манас,—
Саблю к поясу привязав,
К своему народу воззвав,
Он отделит кипчакский народ,
Он немедля от нас отойдёт,
Отойдут его кони, Сыргак,
Нас ведь — что на ладони, Сыргак!
Не бессмысленна речь моя.
Знай: не будет киргизам житья,
Если рассыпятся наши мечи.
Знай: из Эштеков Джамгырчи —
Это не наш герой, Сыргак.
Очи свои раскрой, Сыргак:
Если узнает Джамгырчи,
Что в опасности Манас,
Войско своё Джамгырчи соберёт,
Против Манаса его поведёт!
Убежит в Джунгарию он,
Множество переманив племён.
Вот Кокчо, Айдар-хана сын,
Широкосапогий исполин.
Дал он Манасу слово своё,
Клятвой с нами скрепил он связь,
Но надёжно ль слово его?
Соберёт Кокчо храбрецов,—
Налетят со всех концов,
Наших уведут бегунцов,
Нашим их нагрузят добром.
Учинят в аулах разгром.
Юрты они разгромят дотла...
Вот, Сыргак, какие дела!
Только ты не теряйся, Сыргак.
Ты не задыхайся, Сыргак!
Кровь сотри поскорей с лица,
Стань похожим на храбреца,
Подтяни потуже кушак,
Успокойся, остынь, Сыргак,
Я с войсками речь поведу.
Я слова для них найду.
Только не проговорись, Сыргак,
О тюменях китайских войск.
Расскажи ты воинам так:
«Призрачна сила этих войск.
Раз над конями не властны они,
Значит, нам не опасны они.
Скот стоит без надзора у них.
Головы полны вздора у них.
Смелость растает скоро у них.
Много ляжет позора на них!
Не считаю их за людей.
Сами судите: в сердце страны
Захватили мы лошадей,
Неисчислимые табуны,—
И не нашлось у них головы,
Человека у них не нашлось,
Нас бы спросившего: «Кто вы?»
Если так расскажешь, тогда
Воинам нашим поможет алда.
Двинутся в строгом порядке тогда,
Кинутся без оглядки тогда,
Ринутся против неверных войск,
Против китайских безмерных войск».
Так поучал Сыргака Бакай,
Был абаке богат умом.
На иноходце белом своём
Тронулся герой Бакай.
Поскакал седой Бакай.
Развевалась его борода,
Доходившая до груди.
Юный Сыргак скакал позади,
И оба скакали с видом таким:
Нечего, мол, торопиться им,
Не были, мол, в смятеньи они,
Не были, мол, в волненьи они.
Мол, не зовут к походу они!
Прибыли оба к народу они,—
Закричал абаке седой,
Длинной сверкая бородой:
«Ружьями кичитесь вы,—
Хвастуны, провалитесь вы!
Будто в аулах лежите вы,
Лежебоки, проснитесь вы!
Милость нам алда послал:
Ловкий китаец Алмамбет
Множество коней угнал.
Трое героев осталось там:
Не под силу трём смельчакам
Угнанных этих пригнать коней.
С вестью Сыргака прислали к нам:
«Приезжайте, делите коней»
Воины закричали в ответ:
«Едемте, берите коней!»
Тысячи тысяч привстали в ответ,
Подняли неистовый крик.
Заострили алмазы свои,
Наконечники острых пик,
Наточили секиры свои,
Бегали, ловили коней,
Торопясь, хвалили коней:
«У такого-то конь — бегунец!
А такого-то конь — молодец!
А такой-то...» — орали они,
С пастбищ коней сгоняли они,
Сабли подвязывали они —
Силу показывали они.
Пыль стояла горою там.
Опытные герои там
Занялись, не спеша, едой:
Мало ль что может случиться порой...
Успокоились беков сердца:
Войску, сдаётся, нет конца.
Если бы встретилось войско с врагом —
Грозными тучами над хребтом
Показалось бы войско врагу!
Вдоль реки, на берегу
Толпы всё росли и росли,
Закрывая лицо земли.
Тронулись, наконец, войска.
Тридцать раз по сто тысяч их,
Чужая земля им узка!
Едут, заранее считая: мертво
Ляжет войско Китая всего!
Тот, кто движется,— победит.
Храбрые не должны стоять,—
Храбрые должны побеждать,—
Храбрых труба победы зовёт,—
Дайте же храбрым идти вперёд!



Прибытие киргизского войска
Манас встречается лицом к лицу с Конурбаем. Раненого Конурбая спасает китаец Борончу. Манас вступает на коне в реку. Конь его схвачен судорогой. В это время на него налетает с пикой Конурбай. Манас хватается за остриё пики. В реку входит Алмамбет. Конурбай обращается в бегство, оставив свою пику в руках Манаса. С запада приходят киргизские воины во главе с Бакаем. »»

Манас присоединяется к трём батырам
Чубак скачет в киргизский стан за помощью; он застает Манаса спящим. Манас уверен в силе киргизов. Его уверенность передается Чубаку. Оба они присоединяются к Алмамбету и Сыргаку и вступают в битву против всего китайского войска. Чубак ранен. Алмамбет отправляет Сыргака к Бакаю. »»

Встреча с войском Конурбая
Манас посылает Чубака на помощь Алмамбету и Сыргаку. Три батыра движутся навстречу войскам Конурбая. Алмамбет предлагает устроить засаду. Несмотря на предупреждения своих военачальников, Конурбай скачет вперед. Неожиданно появляется Алмамбет. Конурбай бежит от нею к своим войскам. Алмамбет и Сыргак его преследуют. Происходит ряд схваток, в результате которых Алмамбет тяжело ранен. »»


О Кыргызстане
История
Экономика
Фотогалереи
Манас
Каталог
Информеры

Информер

Информер

Вверх
  На главную страницу / Манас / Битвы батыров


Welcome.kg © 2001 - 2018