Welcome.KG
Flowers.KG E-money.KG Forum.KG Flirt.KG
Добро пожаловать в Кыргызстан!
О Кыргызстане | Экономика | История | Фотогалереи | Охота | Манас | Заповедники | Иссык - Куль
  На главную страницу / Манас / Великий угон

Великий угон


Встреча с Карагулом

Разведчики видят необозримые табуны коней Конурбая. Их стережёт прославленный китайский воин Карагул. Алмамбет, желая убить Карагула, уверяет его, что он послан с радостной для Китая вестью о разгроме войск Манаса. Карагул не верит его словам и бежит к Конурбаю.

За Алмамбетом скачет Сыргак.
Тайную думу прячет Сыргак:
«Лошади почему не видны —
Знаменитые где табуны?»
Перед ними — Касбан-река,
Преглубокая река,
Пресная, черным-черна,
Преграждает путь она,
Предательская .речная гладь:
Предлинной пикой дна не достать
Только знал Алма наперёд:
В двух местах имеется брод,
Шита-брод и Таш-брод...
Переплыли испытанный брод,—
Берегом поскакали вперёд
По дороге, где взгорья даже
С бабку величиной не было,
По дороге, где впадин даже
И в ладонь глубиной не было,
По дороге, ведущей в Бейджин,
По степной стране Кыр-Каин,
На конях поскакали они,—
Наконец увидали они
Неисчислимые, как пески,
Необозримые косяки,
Непомерной величины
Бесконечные табуны,
Муравейники лошадей
Разнообразнейших мастей.
Здесь буланых коней табун,
На ногах — запястья у них,
Здесь и пегих коней табун —
Необъезженных, молодых.
Рядом с ними — другой табун:
Чёрнопегие, как скворцы,
Густохвостые жеребцы;
Гнедопегих коней табун:
Сделают они поворот —
Оторопь, если глянешь, берёт.
Синепегих коней табун:
Сверху смотришь — чудесный вид,
Каждый конь как луна блестит.
Барсовых здесь коней табун.
Чалые врезались в их гурьбу;
Цвета куланов — коней табун:
Каждый — со звездою на лбу...
Счёту нет лихим табунам,
И не видно конца коням...
Поражённый глядит Алма.
Изумлённый глядит Алма.
Вдруг он слышит табунщиков гул:
Показался сам Карагул —
Караулит он коней,
Конурбаевых коней.
В Алмамбета взоры вперил.
Грозный пред ним, в избытке сил
Исполин стоял такой:
С каменным сердцем, с могучей рукой,
Тигру силой равный джигит,
Льву подобный, славный джигит.
Издали Карагул кричит:
«К нам из краёв прибывший чужих,
Не оставляющий в живых
В бой вступающего,— кто ты?
Величиною с целый дом,
Скачущий, как вихрь, напролом,
Дорогим алмазным мечом
Опоясанный,—кто ты?
Словно к прыжку готовый зверь,
Насторожившийся,— кто ты?
Намеревающийся теперь
Карагула поймать,— кто ты?»
Кончил речь свою Карагул,
В сторону коня повернул,
Где пред ним — открытый простор.
Очень был Карагул хитёр!
По-китайски бормоча,
По-чужому лопоча,
Дал ему такой ответ Истребительный Алмамбет:
«Если ты хочешь знать, кто я,
Выслушай, тебе не солгу.
Из народа я Кангу.
Страна моя — Чин-Мачин.
Бакбурчунского хана я,
Мой абыгый, единственный сын.
Трусом не будь, подойди же ко мне,
Не пугайся, поближе ко мне.
Да и кого бояться тебе?
Нечего остерегаться тебе!
Какой герой сейчас придёт?
Где ты видишь чанту-народ?
Где буруты, тебя спрошу?
Кто же придёт сейчас в Туншу?
Выслушай-ка меня сперва.
Вдумайся-ка в мои слова.
Сейчас я обрадую тебя —
Покину с наградою тебя.
Прибыли буруты к нам.
Нас хотят покорить они.
Нам они враги искони.
Появился у них один,
Прозывается он — Манас.
Поразузнал он много про нас,—
Про Каган, Бакбурчун, Бейджин.
Алмамбет, убежавший от нас,
Бедствия познавший не раз,—
У него на службе сейчас.
Войско дал ему Манас —
Он его повёл на нас.
Прибыла рать захватить Бейджин,
А погибли все, как один.
Побросали добро своё —
Кто коня, кто меч, кто копьё,
Кто секиру, а кто ружьё.
Много там погибло в бою.
Из оставшихся в живых —
Сами жизнь кончали свою.
Нет обмана в словах моих.
Гибель бурутов — в отраду мне.
Дай, абыгый, награду мне!»
Э, настоящий аяр Карагул!
Выслушал — и коня повернул.
Бег жеребца убыстрил он,
Отлетел на выстрел он
И вперил в Сыргака взор,
И повёл такой разговор:
«Если бы спутника твоего
Принял бы я за китайца, тогда
Меня бы постигла беда:
Сразу видна враждебность его.
Вижу, не нашей породы он.
Крепкий, клинобородый он.
В моих глазах он враг для меня...
Посмотри на его коня.
Таких коней не видывал мир,
Не иначе, как Карабаир!
Круп — в обхват величиной,
Шея — в целый размах длиной.
Кто же на тобурчаке сидит?
Сокрушающего врага,
Убивающего врага
У него кабана вид.
Камень режущего, как стекло,
У него алмаза вид.
Нападающего зло
У него джолбарса вид.
Держащего целый народ в руках
У него правителя вид.
На людей наводящего страх
У него великана вид.
Идущего против тысячи в бой,
Уверенного в схватке любой,
Встречающего с ясным умом
Тысячу тысяч и напролом
Пускающегося против них
У него султана вид!»
Карагулу тогда в ответ
Храбрый заговорил Алмамбет:
«Послушай, что про него скажу.
Он из Кагана прибыл в Туншу.
В уши его не входит крик,
Слов — не произносит язык...
От рождения — глух и нем!»
Так Алма говорит, а меж тем
Думает: «Ближе бы стал Карагул —
Шею тогда бы ему свернул!»
Алмамбет подъехал к нему...
Подозревая, что видит Алму
(Словно ему это кто-то шепнул!),
Отскочил от него Карагул.
Не доверяя льстивым словам,
Не приближаясь к нашим львам,
Остерегаясь приблизиться к ним,
Остановив коня далеко,
Но любопытством всё же томим
(Побороть его не легко!),—
Всё расспрашивает Карагул:
«Карий конь у тебя в поводу,
Это что у тебя за конь?
Вражьим войскам несущий беду,
Это что у тебя за конь?
Не сбивающийся с пути
И умеющий привести
В ночь безлунную целый табун,
Это что у тебя за конь?
Будто приученный к нашим путям,
Летящий назад по своим же следам,
Это что у тебя за конь?
Знаю Каган я и Бакбурчун,
Знаю Туншу, Кереш и Кентун,
Знаю Касбан и Чин-Мачин,
Знаю даже Великий Бейджин,
Знаю разные города,—
Но не видывал никогда
Лёгкого такого коня!
А сколько было их у меня!
Скачет, землю взметая, твой конь.
Не из коней Китая твой конь!
Да и вы — не из наших людей,
Рост, осанка — не те у вас.
Не обманете вы меня!
Расскажите-ка мне сейчас,
Где вы добыли такого коня?»
Слово своё говорит Алмамбет:
«В битве захваченный тулпар,
Этот конь — хакана дар!
Сам ты сказал: это славный конь.
Это — молнии равный конь.
С радостной вестью послали меня.
Недаром бурутского дали коня:
Чтобы скорей приехал я к вам,
Рассказал о победе войскам.
(Посмотрите, как врёт Алмамбет!)
Эй, абыгый, дай мне совет:
Стоит ли держать в поводу
Этого резвого коня?
Лучше к пасущимся табунам
Этого пущу я коня!»
Высказав это, Алмамбет
Высвободил из узды коня.
Выпустил его к табунам.
Выучен был Карагул всему,
Вид правителя у него,
Выдающийся он силач,
Но как бы ни был умён Карагул,
Что же мог сделать он — Карагул,
Если шустрый заржал Карт-Курен,
К лошадям подбежал Карт-Курен
Рысью — шайтан его возьми! —
И смешался Курен с лошадьми.
Быть смятению в табунах,
Если к ним ворвался тулпар!
Заговорил, скрывая страх,
Карагул, этот хитрый аяр:
«Сразу бы ты сказал, что в дар
Дан тебе хаканом тулпар,
Радость была бы в рассказе слышна —
Не пожалел для тебя б табуна,
От сокровищницы моей
Восемьдесят отделил бы коней,
Я караковых дал бы коней,—
Одинаковых дал бы коней!
Сразу повёл бы такую речь —
Радостней ты не знавал бы встреч:
В честь повествующего мне
Пир совершил бы я тотчас,
Скатерть разостлал бы для вас.
Не последний я в этой стране.
Город Кришин есть у меня.
Всех богатств не счесть у меня.
Всей душой тебя полюбя,—
Близким из близких счёл бы тебя,
Но и теперь пустым не уйдёшь.
Если достойными их найдёшь,
Дам я тебе девятьсот коней
И скачи в обратный путь.
О табуне Конурбая — забудь,
Всяких надежд мой подарок верней!»
Алмамбет подумал тогда:
«С этим бешеным просто беда!
Как бы этот хитрец Карагул
От меня бы не улизнул!»
Приближается Алмамбет,
Пристальней на него взглянул...
Примечай теперь: Карагул,
Прехитрейший аяр Карагул,
На коня навьючил курджун.
Это — шестичетвертной курджун!
Набитый песком большой курджун!
Затем в курджуне много песку,
Чтоб Карагула на всём скаку
Быстролётный не сбросил гнедой.
(Видите Карагула дела!)
Что поделаешь с этой бедой?
Думает Алмамбет: «Как быть?
Карагула — не перехитрить,
Приготовлю-ка я ружьё!»
Но Карагул — опять за своё:
«Видимо, ненасытный ты,
Воин коварный и скрытный ты,
У тебя желтопегий конь,
У тебя в глазах огонь,
Блещешь богатой одеждой ты,
Грубым не будь же невеждой ты,
Близко не подходи ко мне!
Нападающий на врагов,
Устрашающий смельчаков,—
С грозным спутником вместе ты
Близко не подходи ко мне!
Оставайся на месте ты.
Я же к войскам поеду скорей,
Расскажу про победу скорей,
Приведу знатнейших сюда,
Свой рассказ повторишь тогда».
Плетью хлестнув коня по ногам,
Пыль взметнув к седым облакам,
Ускакал Карагул в Катон.
Очень был Алмамбет раздражён.
«Бог проклятого наказал,
Нам за ним гнаться смысла нет,—
Алмамбет Сыргаку сказал,—
Не поверил нам Карагул,
Он причинит нам немало бед.
Да сгорит этот раб!
Сейчас Он китайцам расскажет о нас,
Силачи помчатся в бой,
Туго нам придётся с тобой.
Карагул — тебя не глупей,
Равен тебе по уму, Сыргак!»
Алмамбет, говоря так,
Ай-балтой тряхнул своей.
Загремела она, звеня.
Ошалела тьма коней.
Все, до единого коня,
Необозримые косяки,
Неисчислимые, как пески,
Бесконечные табуны
Непомерной величины
Подняли топот, ржанье, гуд:
Целые пастбища бегут!
Давайте-ка взглянем поскорей
На ловкость наших богатырей.



Угон коней
Разведчики приводят в смятение табунщиков и угоняют коней. Алмамбет настигает Карагула на берегу реки Касбан. Пораженный пикой Алмамбета, Карагул падает с коня в воду. Гнедой конь Карагула скачет в стан Конурбая. Увидев гнедого без всадника, Конурбай догадывается о гибели Карагула и об угоне коней и приказывает своему войску выступить в поход. »»

ортомол витамины, немецкие витамины orthomol
orthomol, orthomoljunior

О Кыргызстане
История
Экономика
Фотогалереи
Манас
Каталог
Информеры

Информер

Информер

Вверх
  На главную страницу / Манас / Великий угон


Welcome.kg © 2001 - 2018