Welcome.KG
Flowers.KG E-money.KG Forum.KG Flirt.KG
Добро пожаловать в Кыргызстан!
О Кыргызстане | Экономика | История | Фотогалереи | Охота | Манас | Заповедники | Иссык - Куль
  На главную страницу / Манас / Заговор ханов

Заговор ханов


Заговор ханов против Манаса

После смерти хана Кокотея киргизский богатырь, легендарный хан Манас, решил устроить небывалую тризну. Обременительный для народа пир тянется несколько месяцев. Шесть ханов, недовольных гордостью и независимостью Манаса, который мало считается с феодальной знатью, вступают в заговор. Они считают, что наступило подходящее время для выступления. Чтобы разведать силу Манаса, ханы-заговорщики отправляют к нему послов.

Когда Кокотей свои кончил дни,
Кручину Манас познал в те дни,
Крепко его поминал в те дни,
Кошоя он, деда, позвал в те дни,
Киргизский народ созвал в те дни.

Не различал Манас-батыр,
Где мусульманин, где кафир,
Густо сгонял он подвластный мир,
Грозно на тот поминальный пир
Гнал его силой своих секир.
Ради него киргизский народ,
Только чтоб с ним не идти вразброд,
Бросил свой скот и его приплод,
Белый кумыс и пчелиный мёд.

Шлемом сверкал сердитый Манас,
Шёл под охраной свиты Манас,
Шествовал славой сытый Манас.
Двадцать джигитов шли перед ним,
Луки свои несли перед ним.
Столько же — справа, внушая страх,
Сабли кривые несли в руках.
Столько же слева джигитов шло,
Столько же сзади джигитов шло.
Пики гремели и ай-балты,
Клинки невиданной остроты.

 На поминках был сход большой:
Катаганец там был Кошой,
И казах там был Кокчо,
И другие были ещё —
Андижанский был Сынчибек,
Джамгырчи был, родом Эштек,
Элеманов был сын Тоштюк.
Хан Манас, угощенье раздав,
Кокотею почёт воздав,
На поминках сам охмелел,
Собираться войску велел.
Съел скота он немало там:
Ни бараньего сала там,
Ни кобыльего джала там
У киргизов не стало там.
Уничтожил он их стада,
Разорил их, не пожалев.
Навалилась на них нужда.

Ханы сход созвали тайком,
Слово мести дали тайком,
Силача осуждали тайком,
Сокрушить мечтали тайком.
Умертвить его кырк-чоро
Умышляли, собравшись в круг.
Ухватился за это вдруг
Катаганец крепкий, Кошой.

Окружённый хмурой толпой,
Обходительный дед Кошой
Обратился к ней с речью такой:
«Оттого киргиз обнищал,
Что Манас весь мир угощал,
Все народы оповещал,
На поминках всех величал».

Когда б любопытный спросил,
Кого же Манас пригласил,
Пришлось бы ответить ему,
Что счесть не хватило бы сил
Ту разноязыкую тьму,
Которую он пригласил.
Лишь дивы да пери одни
Отсутствовали в те дни,
А кто человеку сродни,
Тот зван был Манасом в те дни.

От люда там было черно,
Там шапки, сливаясь в пятно,
Вились, как баранье руно,
И было найти мудрено
Друг друга средь давки такой.
А игры одна за другой,
Весёлые, шли на кругу:
Байгою сменяли байгу,
Барабанами землю трясли,
Караванами яства несли,
К ночи вспыхивали фитили,
И при свете ночных фитилей
Игры были ещё веселей.
Надрывался медный керней —
На земле он всех труб длинней.

Удивляли всех ездоки,
Укрощая силой руки
Узкобёдрых кровных коней,
Упряжи не знавших коней,
Устали не знавших коней;
Ураган их срывал с седла,
Ужасна скачка была.
Забавляли народ плясуны,
Занимали говоруны.
Там — один другого колол,
Там — на мшистый вешали ствол
Золотых немало вещей
И стрелку говорили: «Сбей,
А собьёшь — бери и владей!»
Ликовали сердца людей.

С чародеем там чародей
Состязался в науке своей.
Войско он целое похищал,
Ворожбой он умелою похищал,
В небо глядя белое, похищал,
Вид таинственный делая, похищал,
Войско вдруг оробелое возвращал,
Волшебство своё смелое тем кончал.

А в толпе, смотревшей на них,
Были гости из стран чужих:
По кистям судила толпа,
Украшавшим бритые черепа.
Вот китаец — красная кисть,
Вот калмак — вороная кисть,
Если видят — рот волосат,
Значит, русскому он собрат.
И авган и перс-кызылбаш,—
Все гремели золотом чаш,

Аравиец Абунасир
На Манасов приехал пир,
И, проживший тысячу лет,
Прорицатель пришёл, ходжа,
И учёного мира цвет
Шёл за ним, науке служа,
Сединой бород дорожа,
На невежественных брюзжа.

Кончилось время летней жары,
Манас продолжал вблизи Кыркыры
Свои разорительные пиры.
Там, где горели его костры,
Ямы видны и до сей поры;
Яства готовились на кострах,
Янтарные стапливались жиры...

Светлый месяц уж много раз
Народился и вновь погас,
Попрощался народ с зимой,
Вереница диких гусей
Прокричала, летя домой.
Между тем был мятеж готов,
Беки знатные всех родов,
Аксакалы гурьбою шли,
Козни лютые строя, шли,
К воеводе, Кошою, шли.
И пришли и подняли крик,
И услышал Кошой-старик:

«Издавна у нас прям язык,
Изменять себе не привык,
Искры мечет сталь наших пик,
Иль ты нас не знаешь, старик?
Месть киргизская тяжела:
Если мстить охота пришла,
Есть у всадника удила,
Есть в колчане его стрела,
Нет лишь сил, чтоб не помнить зла.
Было сорок у нас племён,
Был киргизский народ силён,
Был наш скот в предгорьях вскормлен,
На джайляу он был вскормлен,

Был породист на диво он,
Там растил свои гривы он,
Рог растил в три извива он,
Грел нас шерстью красивой он,
Но беду нам принёс Манас,
Что осталось теперь от нас?
Тот, кто скот безмятежно пас,
В нищете сегодня увяз,
Из-за тризны в грехах погряз.
Обещал ты в прошлом году
Отомстить ему за беду,

Ты нам скорую мзду сулил,
Ты Манаса не разгромил».
Не смутясь нисколько душой,
Катаганец крепкий, Кошой,
Обходительный дед Кошой,
Обратился к киргизам Кошой
С лукавой речью такой:
«Смотрите, чтоб ваша грызня
Самих вас не сбила с коня,
Самим не затмила вам дня.
Зачем отговаривать вас?
Сказали бы все вы тотчас,
Сказали бы вы без прикрас,
Что дорог Кошою Манас.
Как вас мне предостеречь?
Костьми вы там можете лечь.
Кончаю на этом я речь».

За беком поднялся там бек,
Тринадцать всего человек,
И вышли от деда гуськом.
И пришли тринадцать вояк,
Именитых, знатных рубак,
В край народа Догон-Кыпчак.
Управлял тем краем Тоштюк.
Их радушно принял Тоштюк —
На Манаса он сам был зол,
По душе ему был раскол,
Кумысом гостей напоил,
Их байгою повеселил.

Гости речь вели меж собой:
«Обманул нас хитрый Кошой.
От Манаса терпели мы,
От него еле-еле мы
Отдалились, как от чумы.
Стоил много нам Кокотей,
С нас довольно таких затей,
Надо силы в себе найти,
В затылках своих поскрести,
Манаса-Льва потрясти,
Крепко связанным привести.
Наши силы вместе сложив,
Наземь сбросим его с седла
И растопчем, чтоб не был жив,
Отомстим за его дела.
Он теперь нам спуску не даст,
Он заметит нас — он глазаст,
Он услышит нас — он ушаст,
Никого он не пощадит».

Было много храбрых вояк,
Но друг друга понять никак
До конца им не удалось.
Рассуждали и вкривь и вкось,
Не идти ж на Манаса врозь!
Выбирать им вождя пришлось.

Среди них был Урбю, кыпчак,
Он молчал, от страха бледнея.
И сказал Кокчо ему так,
И поддакнул Кокчо Музбурчак:
«Много ты терпел от злодея.
На поминках по Кокотее
Он бранил тебя так и сяк.
От побоев чья ныла шея?
Не твоя ли, Урбю, кыпчак!
Ты терпел, затылок скребя,
Стыдно было нам за тебя.

Почему же закрыл ты рот?
Разве с нами пойдешь вразброд?
Если Манаса мы задерём,
Если тягаться мы с ним начнём,
Если сражаться мы с ним начнём,
Будешь ли с нами бок о бок ты?
Будешь ли в битве не робок ты?
Крепок ведь твой тяжёлый топор,
Камня он тверже, что сброшен с гор;
Кованный ладно, он в битве скор.
Кто без войны разрешает спор?
Кровь, а не мир облегчает спор.
Если же с нами пойдёшь вразброд,
Если расстроишь ты наш поход,
Пусть твою дочь постигнет развод,
Пусть в её чреве погибнет плод,
Пусть презирает её народ!
Вместо Манаса, тору-кыпчак,
Властвуй над нами, Урбю-смельчак!»

Урбю плешивый, по кличке Таз,
Был в затрудненьи на этот раз.
С Манасом дружбой он связан был,
С весны он другом его прослыл.
Но свой обдумал Урбю ответ
И не решился сказать им «нет».

Урбю не верил, что властью он
Будет впоследствии наделён.
«Они пройдохи, подумал он,
Средь суматохи, подумал он,
Дадут мне крохи, подумал он,
Смутит ли, думал, их мой отказ?
Мне скажут, думал, паршивый Таз,
Уйди, мне скажут, ты с наших глаз!
Но в вещей книге у дубаны
Все наши миги предрешены.
Коль осуждён в ней на смерть Манас,
Я всё равно бы его не спас».

Урбю ответил:
«На что я вам? Козней я не подстрою вам,
Изменять среди боя вам
Я не стану, герои, вам,
Но избавьте меня, друзья,
Не гожусь в зачинщики я,
Обезглавьте Манаса вы,
Не сразить мне этого Льва,
Не поднять его головы,
Тяжела его голова.

Но с друзьями Урбю в ладу,—
Раз написано на роду,
Я за вами следом пойду.
Пусть отстану я на версту,
Но за вами хоть пыль взмету,
Пыль взмету я столбом густым.
Низки мои права,
В парше моя голова,
Братья — и те едва
Верят в мои слова...»

И хитёр был Урбю, тот хан,
Краснобаем Урбю, тот хан,
Был недаром в народе зван.
Был язык ему ловкий дан.



Речь Манаса перед походом и выборы военачальника
Манас обращается к ханам с речью, в которой он вспоминает свои прежние многочисленные походы. Затем он говорит, что настало время разделаться, наконец, с китайскими ханами и их вождем — Конурбаем. Речь Манаса обращена также ко всем собравшимся воинам, которых он призывает принять участие в походе. Главным военачальником избирается Бакай. Манас соблазняет ханов богатой добычей, но предупреждает о необходимости отдать часть этой добычи в распоряжение Бакая. Затем он описывает трудности предстоящего похода, описывает чудесные и заманчивые земли, лежащие на их пути. »»

Устрашение ханов
Назначив сбор, Манас отправляется в лагерь пришедших к нему со своими войсками ханов. Его сопровождают огромная свита, множество разнообразно вооруженных воинов и, покорные одному Манасу, дикие лошади, тигры и дракон («аджидар»). »»

Встреча ханов с Манасом
Ни один из мятежных ханов не посмел опоздать. Один за другим прибывают они к Манасу со всеми своими войсками. Манас милостиво принимает их и после щедрою угощенья поручает двум из своих кырк-чоро, Алмамбету и Аджибаю, разузнать о том, как настроены пришельцы. Узнать им ничего не удается. »»

Возвещение похода
К концу данною мятежным ханам срока Манас приказывает выстрелить из громадной пушки Абзель, грохот которой слышен по всей земле. Это служит сигналом к сбору войска Манаса и его сорока богатырей. »»

Возвращение послов к ханам
Послы рассказывают ханам обо всем виденном ими у Манаса, о его могуществе и непобедимости. Ханы читают послание Манаса, в котором он грозит им беспощадной расправой, если по истечении сорока дней они не явятся с повинной. »»

Встреча послов с Манасом
Узнав о прибытии послов, Манас догадывается об их намерениях. Он делает всё, чтобы показать им своё необычайное могущество. Он подвергает их пытке страхом, заботясь, однако, о том, чтобы послам не причинили вреда. Затем наделяет их подарками и отпускает, вручив им послание к мятежным ханам. »»


О Кыргызстане
История
Экономика
Фотогалереи
Манас
Каталог
Информеры

Информер

Информер

Вверх
  На главную страницу / Манас / Заговор ханов


Welcome.kg © 2001 - 2018