Welcome.KG
Flowers.KG E-money.KG Forum.KG Flirt.KG
Добро пожаловать в Кыргызстан!
О Кыргызстане | Экономика | История | Фотогалереи | Охота | Манас | Заповедники | Иссык - Куль
  На главную страницу / Манас / Заговор ханов

Заговор ханов


Устрашение ханов

Назначив сбор, Манас отправляется в лагерь пришедших к нему со своими войсками ханов. Его сопровождают огромная свита, множество разнообразно вооруженных воинов и, покорные одному Манасу, дикие лошади, тигры и дракон («аджидар»).

Манас кыраном воссел,
На своем саврасом воссел;
Ехать к ханам он сам решил,
Барабаном людей оглушил.
Два десятка лучших стрелков
Перед ним самопалы везли,
Звякали железом стволов,
Зловещие жгли фитили;
Луки стройные к небу подняв,
Золочёные стрелы подняв,
Двадцать лучников, первым под стать,
Вослед державному Льву
Ехали гостей устрашать.
Пылью глаза слепя,
Пылких коней торопя,
Пеной дорогу кропя,
Двадцать других молодцов,
Гордость своих отцов,
От чьих кылычей не раз
Становилась кровавой трава,
Скакали справа от Льва,
Искали славы для Льва.
Столько же сорвиголов,
Сокрушавших не раз врагов,
Каждый подняв ай-балту,
Своего властелина сплошной
Слева ограждали стеной.
За последними двадцатью,
Множество синих кистей
К каждому прикрепив копью,
Сорок витязей, кырк-чоро,
Ехали устрашать-гостей.
Шестью джасаулами на подбор
Шествие открывал Канкор.
Жеребца его, Ак-Кула,
Дюжина конюших вела.
Каждый с лисьим воротником,
В куроке с золотым кушаком,
Попарно конюшие шли,
Понукаемые седоком.
Позади сорока рубак
Шестьдесят носильщиков шли,
Червонный престол несли.
В четыре тысячи грив
Шёл табун куланов степных,
Стесняло их каждый порыв
Столько же арканов витых.
От шестнадцати тысяч копыт
Оспинами был путь изрыт.
Шесть джолбарсов усатых шли,
Шесть зверюг полосатых шли.
Чародеи в халатах шли,
Чудовищ пернатых несли;
Когтями те чёрные птицы
Впивались в жёсткие рукавицы...
А ещё что Манас раздобыл?—
Аджидара он раздобыл.
Тварь с собой он ползучую взял,
Ради редкого случая взял.
Аджидар околдованный полз,
Семикратно скованный, полз.
Имел он двести шагов,
Семьдесят кулачей в длину,
На семьдесят позвонков
Семьдесят надели оков
Страшному тому ползуну.
И когда со свитой лихой
Шёл Манас равниной степной,
Казалось — лавина гремит.
Казалось — пучина бурлит.
Казалось — горят леса
И рушатся небеса.
Струсили сонные чужаки,
Львом застигнутые врасплох,
Подумали: «Чтоб ты сдох!
Не уйти из твоих нам лап,
Зашлёшь нас теперь в Кой-Кап...»
Кто от жиру осоловел,
Кто от жадности переел,
Те и глаз не могли продрать.
Над тысячами храпящих тел
Стали робкие в страхе орать:
Удирай, пока ещё цел».
Бросив тех, кто ещё храпел,
Многие удрали пешком,
Уйму сёдел, уйму подпруг
Раскидали они кругом —
Вот каков был всеобщий испуг.
Даже стрелы и верный лук
Кое-кто забыл впопыхах —
Вот какой одолел их страх.
В гущу сонных людей войдя,
Изумлённых людей будя,
Кырк-чоро, герои-стрелки,
Окружая Льва своего,
Охраняя зорко его,
Остановились, грозя
Скопищу пришельцев чужих,
Стану оторопелому их.
Водружённый тут же престол
Шесть кулачей имел в высоту.
Забили в зелёный доол,
Явили гостям красоту
Стройных ланей, кийков цветных
И куланов диких степных.
Аджидар, как собака, лёг,
У престола по знаку лёг;
Обвившись вокруг него,
Чешуями звякнув, лёг,
Трон охраняя литой,
Тешась кровавой едой.
Тигры — шесть сторожей —
Точили, ища оселка,
О звенья своих оков
Четырежды шесть клыков;
Восемьдесят четыре стрелка,
Синим железом гремя,
Сидели на конях тяжело,
Спины коням их свело;
Были они стройны,
Сверкали на них чарайны,
Комузы висели на них,
Пальцы, жаждавшие войны,
Дотрагивались до струны.
Мирной утешаться игрой,
Меч заменять струной
Пальцы эти порой
Бывали обречены.
За Манасом в сотню рядов,
По десятку тысяч в ряду,
Стали тюмени стрелков,
Суля супостатам беду;
Строясь в шесть поясов,
Стали лучники те кругом,
И один был пояс в другом.
Посредине место избрав,
Аксакала Бакая призвав,
Боевым червонным таджи
Голову свою увенчав,
Вот что властитель сказал,
«Где они, забияки?— сказал,—
Разбежались вояки?— сказал,—
Ханов тех шестерых
Уговорите прийти!
Если б не захотели прийти,
Надо силой их привести;
Если б не удалось привести,
Надо головы их принести!»
Оседлали муршапы коней.
Муршапу вели: шапку свали,
А он с головой шапку долой...
Ханов найти джельдеты взялись,
Ханов призвать к ответу взялись.
Каждый хан с вазиром своим
Кротко встал перед Львом самим,
Там, где каждый прошёл беглец,
Люди сомкнулись за беглецом,
Плотным сомкнулись они кольцом;
Восемьдесят четыре стрелка —
У каждого на тетиве рука,
Каждый вот-вот спустит стрелу...
Вдруг расступились с шумом войска:
Вырвались дикие табуны,
Вскачь их пустили, и были все
Визгом и ржаньем оглушены.
Тьму кобылиц, тьму жеребцов
Тут напустили на беглецов.
В ужасе каждый из ханов сказал,
Вздрогнув и дико глянув, сказал:
«Что за невиданные ишаки!» —
«Это куланы, а не ишаки»,—
Старший им из охраны сказал.
«Нас ведь затопчут эти скоты,
Пыли набьют нам полные рты!»
В небо выстрелил самопал,—
Выстрелу вняв, замер косяк,
Весь косяк, как мёртвый, упал,
В жёлтом песке ногами копал,
Воронки копытами он копал,
Ветер гривы его трепал,
Выучке диких этих коней
Воздали должное беглецы.
Многочисленный чильмардан
Молитву тогда затянул,
На испуганных мусульман
Аджидар глазами сверкнул,
Кольца свои развернул;
С криком вздыбили киргизы коней,
В три погибели изогнулся змей,
В семьдесят два завитка
Он тело своё скрутил,
Глаза, как два котелка,
На ханов он обратил,
Свистом, слышным издалека,
Свет в их очах затмил,
Ядом, каплющим с языка,
Ящер тот наследил;
Лютого этого чудака,
Любимого своего червяка,
Лазающего, протирая бока,
Лев от привязи освободил,
Лев на ханов его напустил.
Близкого ждали они конца,
К глоткам подступали сердца,
В холод их бросало и в жар —
Вот-вот их съест аджидар.
В этот решающий миг
«Возвращайся! Алда акбар!»
Властный раздался крик.
Всесилен Манас и велик,
Волю Льва аджидар постиг —
Во власти Манасовых чар,
Вернулся и жалом поник
Послушный ему аджидар.
Пал на бубен тяжкий кулак,
Подал для новой потехи знак,
Шесть тигров, лежащих клубком,
Шесть злобных клыкастых кусак,
На ханов пошли, рыча,
Как поток, бегущий со скал;
Каждый спину, как лук, изгибал,
Когтем длинным стук издавал;
Страх великий ханов объял.
«Неужели бывают псы
Невиданной подобной красы?»—
Недоуменно каждый спросил. «Эх, вы, пуганое дурачьё!
Джолбарса принять за пса!—
Раздались кругом голоса. —
Разве есть на шкуре у пса
Хоть одна столь дивная полоса?»
В этот миг загремел доол:
Джолбарсы свои хвосты
Поджали под животы
И спрятались под престол.
А взошёл на этот престол
В гневе превеликом батыр,
С озверелым ликом батыр,
В гневе звероязыком батыр,
Он глядел, как полночь глядит,
Был, как пасмурный день, сердит;
Губы он вздул, как ножны,
Щёки были напряжены
И усами вооружены,
Были они как бухарский «шап».
С каждым из тех усов
Пика, что держит муршап,
Поспорить едва ли могла б;
Виски его мрак покрывал,
Волосами Лев потрясал;
Так обильно они росли,
Что поспорить с шерстью могли,
Пять пайпаков бы шерстяных
Можно было связать из них.
Увидев этого Льва,
Притих народ, как трава,
Пришлых шестеро ханов все
Приумолкли, отпрянув, все.



Речь Манаса перед походом и выборы военачальника
Манас обращается к ханам с речью, в которой он вспоминает свои прежние многочисленные походы. Затем он говорит, что настало время разделаться, наконец, с китайскими ханами и их вождем — Конурбаем. Речь Манаса обращена также ко всем собравшимся воинам, которых он призывает принять участие в походе. Главным военачальником избирается Бакай. Манас соблазняет ханов богатой добычей, но предупреждает о необходимости отдать часть этой добычи в распоряжение Бакая. Затем он описывает трудности предстоящего похода, описывает чудесные и заманчивые земли, лежащие на их пути. »»

Встреча ханов с Манасом
Ни один из мятежных ханов не посмел опоздать. Один за другим прибывают они к Манасу со всеми своими войсками. Манас милостиво принимает их и после щедрою угощенья поручает двум из своих кырк-чоро, Алмамбету и Аджибаю, разузнать о том, как настроены пришельцы. Узнать им ничего не удается. »»

Возвещение похода
К концу данною мятежным ханам срока Манас приказывает выстрелить из громадной пушки Абзель, грохот которой слышен по всей земле. Это служит сигналом к сбору войска Манаса и его сорока богатырей. »»

Возвращение послов к ханам
Послы рассказывают ханам обо всем виденном ими у Манаса, о его могуществе и непобедимости. Ханы читают послание Манаса, в котором он грозит им беспощадной расправой, если по истечении сорока дней они не явятся с повинной. »»

Встреча послов с Манасом
Узнав о прибытии послов, Манас догадывается об их намерениях. Он делает всё, чтобы показать им своё необычайное могущество. Он подвергает их пытке страхом, заботясь, однако, о том, чтобы послам не причинили вреда. Затем наделяет их подарками и отпускает, вручив им послание к мятежным ханам. »»

Заговор ханов против Манаса
После смерти хана Кокотея киргизский богатырь, легендарный хан Манас, решил устроить небывалую тризну. Обременительный для народа пир тянется несколько месяцев. Шесть ханов, недовольных гордостью и независимостью Манаса, который мало считается с феодальной знатью, вступают в заговор. Они считают, что наступило подходящее время для выступления. Чтобы разведать силу Манаса, ханы-заговорщики отправляют к нему послов. »»


О Кыргызстане
История
Экономика
Фотогалереи
Манас
Каталог
Информеры

Информер

Информер

Вверх
  На главную страницу / Манас / Заговор ханов


Welcome.kg © 2001 - 2018